_

Fancy Moscow (Installation)

Fancy Moscow, 2017

Installation

 

Cosmoscow International Contemporary Art Fair and Mercury present Pavel Arsenev’s installation Fancy Moscow. The work is displayed as part of Cosmoscow parallel programme with participation of Alexei Maslyaev, curator of Cosmoscow non-commercial programme.

 

Between the arches of the Tretyakovsky Pass and all along its length three-dimensional white letters are strained. They are formed in lines of simple words and short sentences. While the viewer tries to look them over in a single glance, they intersect in layers, ‘interrupting’ each other. One can only ‘embrace’ them in motion. While moving to Nikolskaya Street, all the lines can be read in a certain non-linear sequence, connecting into a spatial text composition. The way it is organized (breakdown into lines and their length, the line spacing, etc.) sets the rhythm. This way separate phrases and words become a poetic speech suddenly materialized.

Arsenev’s interest toward graphical aspects and types of poetic texts’ representation implies rapport and convergence of the both literary and artistic spheres. The Fancy Moscow installation introduces the work of Vsevolod Nekrasov (1934-2009), notable representative of the second wave of Russian avant-garde and poet of the conceptual school to the art scene. As Nekrasov himself said, “For me poetry is, to a large extent, is visual art,” and Arsenyev shares this view of poetic text. Arsenyev provides the text with material form and puts it into another dimension. There is a transition of a temporal phenomenon into a spatial phenomenon. Poetry ceases to be intended for reading and turns into a situation that emerge as a space of interaction and dialogue. Being a work of public art, Arsenyev’s statement is connected with the transformation of the everyday urban environment, in which there is usually no place for poetry. Overcoming the boundaries of printed page, expanding the notion of its possible relation to reality, poetry invades the city and fuels imagination and the ability to dream.

 

Pavel Arsenev is an artist, poet and theorist. Arsenyev is the participant of several personal and collective exhibitions (see here) and author of three books, “That, Which Does Not Settle In the Head” (AnnaNova, 2005), “Colorless Green Ideas Violently Slumber” (Kraft, 2011), and «Spasm of accommodation” (Berkeley, 2017). He is editor-in-chief of the literary criticism almanac Translit. He was the recipient of the Andrei Bely Literary Prize in 2012.

21533957_10207732937919910_1705756509_o

14f46edf634737bc512018a13ca15b0f

93550_original

poesie-objective

Poésie objective

cycle of objects Once the creative act became an autonomous value independent of created art piece, poetry is pursued by the temptation of materialization of immaterial. Of course the issue is not only in the ‘act’, but also in some collusion between the author and the material. As T. Morton suggests, «When poetry is being written, authors strike a bargain with paper, ink, textual processor, trees, editor and air». This project aims to capture the creative act in its relation with different material actors and machinery of objects. Basically it is the question of how artistic subject could be plugged to the object/material in the new era. If previously poetry characterized by strong transcendental subject who was dictating and prescribing, maybe it’s time to let the material self-organize and imagine poetry existing in some objective form.

31007697270_e35baf5047_h

  • «Folie avant (et pendant) la lettre» (Nerval & Walzer). Art piece on the small piece of paper.

Specificity of Nerval’s and Waltzer’s writing consists not in some new style or even orthography, but in expanding the very notion of how and where to write, emerging some new media-anthropologic machinery of writing. Thus, style of Nerval is a consequence of deficit of the paper which he was given in the clinic, and in Walzer’s case ‘pencil method’ consisted of writing on the marginalia of newspapers. We know their writings only in good typing and layout in perfectly published editions, here’s the very material and production substrate of their writing practice is being reconstructed.

Ranchito Rusia. Nave 16. MATADERO MADRID Noviembre 2016

  • «Je est un autre» (Rimbaud). Subjective shadow on the wall

In his letter of may 1871, when appears this formula, Rimbaud also proclaims that onсe he will start to practice ‘poésie objeсtive’. Rimbaud explains that poetry of the past was too much organized around the subject and was a sort of out-of-date humanistic dream, that’s why objective poetry should pass the initiative to the Other and shift practice of poetic transformation till the total loss of any initial identity. Here, by means of rejection of subjective correlation, poetry tries to fulfill its eternal dream – to get rid of language mediation and to speak about the very things. As we know later the formula of such lyrical out-sourcing migrated to politics — maybe objective too — and was very popular in activist rhetoric after the war («Je suis Charlie», «We are all German Jews», etc).

Ranchito Rusia. Nave 16. MATADERO MADRID Noviembre 2016

  • «Disparition illocutoire» (Mallarmé). Artist’s book full of doubts concerning the result of thrown dice

If Rimbaud still presents drama of a subject, Mallarme inhabits the very field of signs on the page, which already can self-organize and let the material advent of Poem to happen. Resisting to lyrical idealism, Mallarme proclaimed lyrical materialism of the signifier, where poetry opens its dimension of self-referring «mystery in the letters». His famous «typographical poem» gave birth to several traditions of poetry in expanded field: poetry in graphic space of page (livre d’artiste, lettrism of all kinds, and what could be called «objective-oriented poetry») and combinatory poetry (OULIPO, «mediated production of contingency» and all technically inspired forms). But the general idea that poet has nothing in the disposal except the words (graphics and syntax of language), thus Mallarme poetically radicalized the method (and doubts) of Descartes: «I write, therefore I’am».

Ranchito Rusia. Nave 16. MATADERO MADRID Noviembre 2016

  • “If a poem was to be thrown out of the window…” (Kharms) / accident just before the opening

Daniil Kharms argued: “If these verses were to be throwm out of the window, they would be broken.” It is precisely this formula where Kharms demonstrates that he has considered the first experience of an actual understanding of the presence of poetry in public space, one which permeates private space. Whilst in the literature of Khlebnikov and Mayakovsky, cty metaphors can be sited as the material of poetry (although associated with real experiments on the streets and squares). Each poet establishes his understanding of verses on the basis of the mechanism of his inspiration.  The effect of this perlocutionary act – Khalm’s poetic expression of the broken window, suggests a shattered view of the expanse of the world. In the spatial composition of the windows of Kharms’ house, is the attempted reconstruction and materialization of his pragmatic metaphors without text.


img47282016, Matadero (Madrid). Opening 25th of November (till 8th of January) Photos
 from the residency and the exhibition                 (далее…)

13339608_408678489302755_5499866351001658732_n

Машина письма «Гоголь»

Дом Гоголя, Москва
2016

3 листа

РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Данная машина письма обеспечивает осуществление трех операций, обозначающих ту или иную из процедуру письма и одновременно этап на пути его (само)разрушения. Данный аппарат предназначен в использовании представителями широкого круга профессий, среди которых – титулярный советник, великий русский писатель и другие.


 

Операция №1. Процедура письма А: ПЕРЕПИСЫВАНИЕ

Копирование, которое может быть вызвано как бюрократическими надобностями, так и авторским перфекционизмом, и приводящее либо к умножению копий документа, либо же умножению версий произведения. Операция может быть повторена: бессчетное число раз.

Операция №1. Процедура письма Б: ВЫБРАННЫЕ МЕСТА

Позволяет выделять и копировать достойного того выдержки из произведений самого широкого функционально-стилистического диапазона, удовлетворяя тем самым уже более изысканную страсть, нежели переписывание – страсть к  избирательному повторению уже состоявшихся формулировок. Операция может быть повторена: бессчетное число раз.

13445568_408678499302754_6546362595763981365_n

Операция №2 Процедура письма А: ЗАЧЕРКИВАНИЕ

Позволяет осуществлять процесс редактирования, отказываясь от отдельных фрагментов, предвещая полное перечеркивание всего сделанного ранее во имя молчания. Операция может быть повторена: ограниченное число раз.

Операция №2 Процедура письма В: ВЫМАРЫВАНИЕ ЦЕНЗУРОЙ

Вызвана необходимостью удовлетворять требования III Отделения. Совершается автором по его собственному произволению. Операция может быть повторена: как можно чаще.

13434766_408678519302752_2892903309602552003_n (1)

Операция №3. Процедура письма А: УНИЧТОЖЕНИЕ

В целях совершенствования результата предшествующих операций, осуществляемых как уполномоченными представителями, так и самим автором, закономерно неудовлетворенным эстетическим уровнем, а также вредным еретическим характером результата, а также в виду общего безумия письма предписывается в качестве обязательной для всех рукописей, благополучно прошедших предыдущие операции.


Также на выставке демонстрируется видео

«Записки сумасшедшего прекария»

13406969_408678545969416_2140059252490497060_n

В марте 2016 года в Париже начались протесты против реформ трудового законодательства, которые позволят работодателям увеличивать рабочий день (с 35 до 48 и даже до 60 рабочих часов в неделю) без увеличения заработной платы, а также облегчат процесс увольнения несогласных с работы. После нескольких масштабных демонстраций протестующие заняли площадь Республики и остаются там днем и ночью. По этой причине движение получило название «Nuit Debout» («Ночь на ногах»), а в знак протеста против увеличения рабочей недели его участники продолжают вести исчисление дней датами марта (32 марта, 38 марта и так далее), таким образом создавая новый революционный календарь, как это уже имело место в дни Парижской коммуны. Большинство присутствующих на площади — безработные или работники с непостоянной занятостью, что и позволяет им находится там круглосуточно, вырабатывая новую темпоральность гражданского неповиновения. Подобные движения появились и в других городах Франции и Европы.

13423908_408678749302729_5363761049474320257_n

В 1834 году Николай Васильевич Гоголь написал «Записки сумасшедшего», предсказав в образе главного героя рассказа прекарного работника наших дней, раздираемого между прокрастинацией и отсутствием свободного от работы времени, уязвленного недооцененностью своих способностей и низким социальным статусом, но интересующегося международной политикой и рассчитывающего на глобальный уровень поддержки своих притязаний. Как известно, Поприщин отказывается от бессмысленного офисного труда и решается на радикальную политическую трансформацию субъективности. Нетрудно догадаться, что в образе титулярного советника, бросающего вызов своим безумием всему социальному порядку, великий русский писатель в точности изобразил производственные условия, габитус и перспективы политического протеста нематериальных работников начала XXI века.


Фото с экспозиции:

13450246_408678332636104_1322420955442302518_n

pravki

13428439_408678975969373_4692855587918187915_n

13435512_408679482635989_1862093991917034568_n

Открытие выставки «.txt» состоялось 15 июня в 19:00 в Новом крыле Дома Гоголя (Москва, Никитский бульвар, 7, м.Арбатская)

Время работы выставки: 16 июня — 31 июля
Встреча


Рецензии:

Павел Арсеньев размышляет о процессе создания текстов. Художник раскладывает стопки бумаги, приглушает свет и проецирует на них видео, симулирующее процесс проставления правок и пометок. Рядом с инсталляций – видео «Записки сумасшедшего прекария», в котором Павел соединил хроники весенних парижских протестов 2016 года против увеличения рабочего дня и гоголевские «Записки сумасшедшего». Напрашивается вывод о том, что главный герой «Записок» — это аналог протестующего во Франции фрилансера, страдающего попеременно от прокрастинации или от отсутствия свободного от работы времени.

TimeOut

i4

Много буков

Работа выполнена в соавторстве с Диной Гатиной, текст Всеволода Некрасова

Сегодня художник зачастую выступает в авангарде джентрификации, участвуя в выставках в заброшенных и одновременно уже вброшенных на рынок символической конкуренции зданиях, устраивая мастерские в бывших фабричных помещениях и даже просто поэтизируя и паразитируя на промышленной эстетике. Но как оказалось, покидая пространство города, риск посильного вклада в дело джентрификации не уменьшается, а шансы очутиться в пространстве чистого творчества не увеличиваются. Фестиваль «Артерия», как выяснилось во время исследования ситуации, был развернут частично на территории будущего коттеджного поселка, где уже вырублен и будет еще вырублен значительный массив лесной поверхности. Будучи отрезаны от Интернета, мы ничего не знали ни о лесных пожарах в средней полосе, ни о вырубке Химкинского леса, но волею случайности оказались кроме того еще и в месте, ставшем эпицентром внимания последних недель, то есть в лесу.

В этой ситуации мы создали пространственную композицию из стихотворения Всеволода Некрасова, являющуюся нашей реакцией и на рабочие условия, предоставленные организаторами фестиваля, и на его роль в деле загородной джентрификации и на риторику безоглядной креативности в любых условиях, вменяемой художнику, как якобы устоявшемуся и узнаваемому типу субъективности.

Лаборатория Поэтического Акционизма

Version with english subtitles

Участие:

  • Фестиваль «Артерия», Зеленогорск, 2010
  • Фестиваль «Пятая нога», Пермь, 2010 (главный приз за видео-работу)
  • Основной проект III московской Международной Биеннале Молодого искусства, ЦДХ / Парк Горького, Москва,  2012