13339608_408678489302755_5499866351001658732_n

Машина письма "Гоголь"

Дом Гоголя, Москва
2016

3 листа

РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Данная машина письма обеспечивает осуществление трех операций, обозначающих ту или иную из процедуру письма и одновременно этап на пути его (само)разрушения. Данный аппарат предназначен в использовании представителями широкого круга профессий, среди которых – титулярный советник, великий русский писатель и другие.


 

Операция №1. Процедура письма А: ПЕРЕПИСЫВАНИЕ

Копирование, которое может быть вызвано как бюрократическими надобностями, так и авторским перфекционизмом, и приводящее либо к умножению копий документа, либо же умножению версий произведения. Операция может быть повторена: бессчетное число раз.

Операция №1. Процедура письма Б: ВЫБРАННЫЕ МЕСТА

Позволяет выделять и копировать достойного того выдержки из произведений самого широкого функционально-стилистического диапазона, удовлетворяя тем самым уже более изысканную страсть, нежели переписывание – страсть к  избирательному повторению уже состоявшихся формулировок. Операция может быть повторена: бессчетное число раз.

13445568_408678499302754_6546362595763981365_n

Операция №2 Процедура письма А: ЗАЧЕРКИВАНИЕ

Позволяет осуществлять процесс редактирования, отказываясь от отдельных фрагментов, предвещая полное перечеркивание всего сделанного ранее во имя молчания. Операция может быть повторена: ограниченное число раз.

Операция №2 Процедура письма В: ВЫМАРЫВАНИЕ ЦЕНЗУРОЙ

Вызвана необходимостью удовлетворять требования III Отделения. Совершается автором по его собственному произволению. Операция может быть повторена: как можно чаще.

13434766_408678519302752_2892903309602552003_n (1)

Операция №3. Процедура письма А: УНИЧТОЖЕНИЕ

В целях совершенствования результата предшествующих операций, осуществляемых как уполномоченными представителями, так и самим автором, закономерно неудовлетворенным эстетическим уровнем, а также вредным еретическим характером результата, а также в виду общего безумия письма предписывается в качестве обязательной для всех рукописей, благополучно прошедших предыдущие операции.


Также на выставке демонстрируется видео

«Записки сумасшедшего прекария»

13406969_408678545969416_2140059252490497060_n

В марте 2016 года в Париже начались протесты против реформ трудового законодательства, которые позволят работодателям увеличивать рабочий день (с 35 до 48 и даже до 60 рабочих часов в неделю) без увеличения заработной платы, а также облегчат процесс увольнения несогласных с работы. После нескольких масштабных демонстраций протестующие заняли площадь Республики и остаются там днем и ночью. По этой причине движение получило название «Nuit Debout» («Ночь на ногах»), а в знак протеста против увеличения рабочей недели его участники продолжают вести исчисление дней датами марта (32 марта, 38 марта и так далее), таким образом создавая новый революционный календарь, как это уже имело место в дни Парижской коммуны. Большинство присутствующих на площади — безработные или работники с непостоянной занятостью, что и позволяет им находится там круглосуточно, вырабатывая новую темпоральность гражданского неповиновения. Подобные движения появились и в других городах Франции и Европы.

13423908_408678749302729_5363761049474320257_n

В 1834 году Николай Васильевич Гоголь написал «Записки сумасшедшего», предсказав в образе главного героя рассказа прекарного работника наших дней, раздираемого между прокрастинацией и отсутствием свободного от работы времени, уязвленного недооцененностью своих способностей и низким социальным статусом, но интересующегося международной политикой и рассчитывающего на глобальный уровень поддержки своих притязаний. Как известно, Поприщин отказывается от бессмысленного офисного труда и решается на радикальную политическую трансформацию субъективности. Нетрудно догадаться, что в образе титулярного советника, бросающего вызов своим безумием всему социальному порядку, великий русский писатель в точности изобразил производственные условия, габитус и перспективы политического протеста нематериальных работников начала XXI века.


Фото с экспозиции:

13450246_408678332636104_1322420955442302518_n

pravki

13428439_408678975969373_4692855587918187915_n

13435512_408679482635989_1862093991917034568_n

Открытие выставки «.txt» состоялось 15 июня в 19:00 в Новом крыле Дома Гоголя (Москва, Никитский бульвар, 7, м.Арбатская)

Время работы выставки: 16 июня — 31 июля
Встреча


Рецензии:

Павел Арсеньев размышляет о процессе создания текстов. Художник раскладывает стопки бумаги, приглушает свет и проецирует на них видео, симулирующее процесс проставления правок и пометок. Рядом с инсталляций – видео «Записки сумасшедшего прекария», в котором Павел соединил хроники весенних парижских протестов 2016 года против увеличения рабочего дня и гоголевские «Записки сумасшедшего». Напрашивается вывод о том, что главный герой «Записок» — это аналог протестующего во Франции фрилансера, страдающего попеременно от прокрастинации или от отсутствия свободного от работы времени.

TimeOut

dom-golosov004-1024x798_

Материальная поэзия (цикл объектов)

Лендок, Петербург,
2015

dom-golosov013-1024x665

Поэзия противостоит коммуникации и нуждается в молчании. Ситуация смерти языка кажется как нельзя подходящей для этого. В конечном счете, идеал поэзии – докопаться не до смысла слов, а до смысла самих вещей. Отсюда эссенциалистские амбиции поэзии, ее убежденность в том, что только она может уловить смысл вещи самой по себе, причем именно в той мере, в какой она является антиязыком. По известному выражению Гегеля, «при действительном осуществлении попытки выразить в словах этот клочок бумаги он от этого истлел бы». В цикле объектов «Материальная поэзия» представлены этот (значащее истлевание) и другие сценарии речевой катастрофы, обращенной на сам медиум, традиционный поэтический носитель – листок бумаги. Именно так мог бы выглядеть следующий этап разобретения языка с целью добычи поэтической энергии/вещества, именно так могла бы выглядеть поэзия-после-языка.

12376238_10204874873623814_7614152975127831809_n

12366379_10204874873463810_6406676905329281778_n

12346583_10204874873263805_1011865769193195846_n

«Негация письма и самоорганизация материалов

поскольку смерть языка тема подозрительно плодотворная для разного рода спекуляций, мне показалось важным заземлить это событие на некую конкретную материальность. невоспринятость дерридианской критики голоса обычно заставляет понимать язык через поголовье носителей, а их речь как нечто аутентичное, индексально связанное с телом и потому особенно хрупкое, особенно подверженное смерти. именно поэтому мне показалось важным ограничиться носителями письма, чья судьба может складываться не менее трагично, но более конкретно — в случае их разрушения по естественным или искусственным причинам.
что до последних, то важно иметь в виду, что поэты всегда стремятся трансцендировать язык, причем не только вверх, к нематериальности идеи, но также и вниз, «к самим вещам». не довести до абсурда, но эмулировать эту дейктическую страсть, показать, что происходит при исчезновении языка и в этом смысле (в отказе от медиума языка). ну и эстетика отвергнутых — из-за несоответствия вещам — стихов (скомканных черновиков, сожженных ранних стихов, etc)

потом еще подумалось, что метод последних работ в целом сводится к негации, отсутствию или поломке письма и возникающей на его месте самоорганизации материалов — начиная, по меньшей мере, с вычеркивания «примечаний переводчика», разбитого стихотворением стекла вместо него самого в Хармс-композиции, методической замены письма описанием неисправностей поэтического аппарата в «31 инструкции…», и наконец уже чистой поэзии случайно-машинного — в «текстах под обоями», видео на дорвеи и прочих «фрагментах идеологического серфинга» (непосредственно предшествовавшие этому пару текстографических работ — по стихам Медведева, Нугатова и «б/у Маяковский» — нащупывали и заостряли этот контрапункт между персональностью тона и машинной его опосредования)» — Павел Арсеньев

Цикл объектов «Материальная поэзия» (бумага, земля, вода, пепел, смешанная техника) представлен на выставке «Дом голосов: на полях языка» (Лендок, 13-24 декабря). Фото с экспозиции (Д. Сулицына)

IMG3484

Рецензии:

Работа Павла Арсеньева делает акцент на исчезновении самого медиума письменного носителя — листка бумаги, таким образом заземляя событие смерти языка на конкретную материальность (а также испепеляя его и топя в воде), что в контексте работ, в основном приравнивающих язык к голосу носителей (включая сюда и название выставки, подразумевающее фоническую интерпретацию хайдеггеровской метафоры языка как «дома бытия»), выглядит немаловажным медиалогическим напоминанием: язык без медиума не существует и умирает не только со смертью носителей, но и с разрушением материалов и инструментов передачи.

L5 / syg.ma

 

разделяя-сказанное_

Разделяя сказанное: две работы о коммунизме голоса и письма

Институт ProArte, Петербург,
2015

1. «Пост доверия»

упражнение для сообщества в десубъективации на письме

12341084_1002750616437158_2197723318586827935_n

В этот вечер участники артистического сообщества соберутся для того, чтобы передать друг другу возможность опубликовать в своем аккаунте «пост доверия».

Учитывая потенциальную ребячливость написанного в чужом аккаунте, необходимо указать на то, что это стремление неслучайно: не что иное как передаваемые в детстве (и потому общие) книги создают феномен чувственного сообщества или коммуникативного образа (Петровская/Аронсон), создают прочную культурную солидарность тех, кто «учились по одним букварям». Тогда как в безнадежно взрослом состоянии книгами уже не делятся – их скрывают (из-за стыда перед читаемым, из опасения подражания), а в конечном счете перестают читать вообще (из-за так называемого отсутствия времени или, чаще, из-за «типично городской включенности в социальные сети», чтение в которых чаще всего носит сорный или технический характер и напрочь вытесняет способность сосредоточиться). Еще больше дорожат своими персональными инструментами высказывания.

Единоразово доверив свой аккаунт для публикации следующему участнику и воспользовавшись таким же доверием предыдущего участника пефрморнса, нематериальные труженики и творческие работники Петербурга попробуют перестать быть «менеджерами самих себя» и делиться тщеславными ссылками, заманчивыми анонсами и утомительными воззваниями – чтобы разделить с другими участие в «прагматическом» эксперименте по подрыву коммуникативной конвенции. Такое упражнение в десубъективации на письме не только прочно свяжет участников артистического сообщества алеаторными текстовыми связями, но и навсегда впечатает в историю профилей присутствие чужой речи.
Благодаря такому отказу от частной собственности на – столь рентабельное сегодня – публичное высказывание и стратегическому разрушению ясности того, «кто говорит», можно рассчитывать не только пережить терапевтически необходимую для современной поэзии «смерть автора», но одновременно начать говорить «с последней прямотой», этой исконной целью лирического высказывания (в конце концов это будет не только первое, но и последнее, что будет написано в чужом аккаунте). Вдохновленная метамарксимзом борьба с частной собственностью на средства речевого производства, таким образом, оказывается родственна стратегическому разрушению авторства и опосредованному производству случайности, каковых требует логика художественного авангарда. Это позволит участникам эксперимента убедиться в том, что современному когнитариату нечего терять, кроме своих паролей от аккаунтов.

2. «Разделяя сказанное» (Crowd-speaking)

экранизация одной статьи

medv

Если коммунизм письменной речи учит нас доверять друг другу, то коммунизм устной – пониманию взаимообусловленности. Литераторы левых взглядов делятся своим видением на современную литературную ситуацию и обмениваются идеями о том, как она может быть переустроена в будущем. Участники диалога «Литературная левая» из #15-16 [Транслит] озвучат свои позиции – но голосами других, зачастую полемически настроенных участников диалога. Такой опыт обмениваемых знаков и выстраивания спонтанной субъективности высказывания призван не только показать насколько позиции в культуре носят взаимно отталкивающийся характер и выстраиваются исходя из внутренней политики литературы, но и то, насколько наши взгляды в целом обязаны своей конструкцией реплике другого.

В проекте участвуют: Кирилл Медведев, Эдуард Лукоянов, Галина Рымбу, Никита Сунгатов

Камера: Кирилл Адибеков, Сергей Югов

Звук: Антон Курышев

Куратор выставочного проекта: Снежана Виноградова

Участие в проектах:

  • Проект Гёте-института в Санкт-Петербурге в преддверии Веймарского культурного форума «The Sharing game. Exchange in Culture and Society»
  • Audiatur Festival, Bergen, 2016

Рецензии:

Практика публичного высказывания с добровольной подменой автора изобретена и запущена. Причем практика имеет потенциал массовости. Ее первые шаги оказались довольно робкими и далекими от экстремальности, хотя Павел Арсеньев пытался подогреть публику предложениями совершить политическую провокацию или подорвать чью-нибудь репутацию. Воспитанная аудитория  перформанса вряд ли смогла бы этим заняться. Тем не менее, даже в сообществе людей, вовсе не желающих друг другу зла, у этой практики имеются интересные перспективы, требующие подготовки.

Globalsib

 

IMG2254

Фрагменты идеологического серфинга

Фестиваль «Форма», Москва,
2015

В cерии текстовых объектов «Фрагменты идеологического серфинга» смешиваются различные формы дисквалификации нижесказанного — от дисклеймеров чисто технического характера, заимствованных из фейсбука, до дисклеймров идеологических, оккупировавших современную публичную речь. Эти предупреждающие знаки используют однако тот же самый медиум естественного языка, который составляет существо и самих дисквалифицируемых высказываний, а иногда заражаются и риторическими чертами своего объекта. Таким образом, обнаруживая свою риторическую природу, эти формулировки проблематизируют и собственный институционный статус, порой разрушая всякие основания собственного существования. Натыкаясь на систематические дискурсивные ограничения, идеологический серфинг в конечном счете приводит к приостановке работы своей политико-риторической инфраструктуры. Эта забастовка языка начинается с одновременным обнаружением эстетического потенциала на руинах коммуникативного.

11716106_923291311055220_322068536_n

IMG2272

IMG2276

11713449_923711721013179_644125613_n

IMG2279

IMG2278

 Участие в выставках:
  • «Город и эмоции» (Hybernská, Прага, 2017)
31

31 инструкция по эксплуатации поэтического аппарата

Бюро культурных переводов, Лейпциг,
2015

Метафорой механизма поэтического вдохновения в индустриальную эпоху очень часто выступал телефонный аппарат или радио, которые несли в себе эвристико-метафорический потенциал, поскольку для большинства пользователей они еще были в новинку. По этой же причине пользоваться ими требовалось с осторожностью, тщательно следуя инструкциям, которыми снабжались эти аппараты. Поэтический труд мыслился по аналогии: это не место для капризов воображения, существует вполне определенная экзистенциальная дисциплина и алгоритм обращения к источнику поэтического вдохновения, отклонение от которых грозит браком, халтурой, графоманией. Индустриальный разум не ценил еще так спонтанность и импровизацию пользователя, как его превозносит постиндустриальный капитализм. Вместе с тем именно в эпоху нематериального труда эти человеческие способности начинают становиться не только ценностью, но и дефицитом, грозить истощением. Но и для артистических технологий наступает нелегкий момент: если все дозволено, любые медиа возможны, ничего не может стать настоящим бунтом, трансляцией из сакрального источника. Именно поэтому в момент подозрительного культа спонтанности и присвоения капиталом технологий творческого беспорядка «Бюро культурных переводов» в лице Павла Арсеньева обращается к археологии утраченной медиа-дисциплины, охватывавшей как техническую, так и артистическую рациональность.


(аудио-версия инструкций)

Под катом: инструкции и фотографии
Тексты, найденные под обоями (Публичная программа Манифеста10, 2014)

Тексты, найденные под обоями

Публичная программа Manifesta10, Санкт-Петербург,
2014

Тексты, долгое время хранившиеся под спудом и обнаруживаемые при переклеивании обоев, являются не только риторическим артефактом ушедшей эпохи или даже разных эпох, образующими тем самым палимпсест дискурсивного бессознательного, но порой составляются и в совершенно прихотливые текстовые коллажи, высекая эффект «готового текстового объекта» (ready-written). Необходимость отделить штукатурку от нежного покрытия обойной бумаги заставляет соседствовать критику капиталистического рабства с предупреждением врачей об опасностях ядовитой медузы в газетах 60-х годов, рецензию на книгу по истории советской литературы из 80-х годов — с дореволюционными нотами Parfum des fleures, а фрагмент заголовка «оружие — ложь и клевета» с фотографией «родной пейзаж». Язык советских газет, который принято называть суконным и опровергающим самого себя, в перекомбинированном нуждами ремонта виде, парадоксальным образом начинает говорить в большей степени свидетельствовать против политической современности — несмотря на полную архаичность уже для своей эпохи. Ни точная репрезентация, ни полная инфляция знака, но именно их одновременное сочетание и порождает этот странный эффект текстуального спиритизма.

Участие в выставках:

Фото (далее…)

Публикации в научных журналах (НЛО, НЗ, Логос)

Видеть за деревьями лес: О дальнем чтении и спекулятивном повороте в литературоведении // НЛО №150 (2018)

Не продается, но можно // НЗ №117 (1/2018)

Коллапс руки: производственная травма письма и инструментальная метафора метод // Логос № 121 (6/2017)

Талант как форма сговора с современностью // НЗ №112 (2/2017)

К конструкции прагматической поэтики (+ введение редактора блока «Что говорение хочет сказать: прагматика художественного дискурса») // НЛО № 138 (2016)

Литература факта высказывания: Об одном незамеченном прагматическом повороте // НЛО № 138 (2016)

Как совершать художественные действия при помощи слов: прагматическая теория искусства Тьерри де Дюва // Логос № 106 (4/2015)

Театр настоящего времени: Rimini Protokoll как вымысел действия // Подлинность игры и игры с подлинностью (Самара, 2015)

«Опосредованное производство случайности»: отказ от синтеза и разрыв рецепции в методах М. Дюшана и С. Третьякова // Политизация поля искусства (Екатеринбург, 2015)

Драматургия в бане, или Несчастья демократии // НЛО № 126 (2014)

«Выходит современный русский поэт и кагбэ нам намекает»: к прагматике художественного высказывания // НЛО № 124 (2013)

Вообразить означающее («Верить своим глазам»: повествовательный вымысел против материальности означающего) // НЛО № 109 (2011)


На других языках:

The Forest behind the Trees: Biological Bias in Literary Criticism from Formalism to Moretti // Biosemiotics (2019)

Los viajes a China de Sergei Tretiakov: la captura poética de la realidad en el camino hacia la literatura-fakta (coautor con Aleksei Kosyj, traducción por Ana Sol Alderete, revisión y corrección por Valeria Zuzuk) // Revista Etcétera №2 (año 2018)

Sergey Tretyakov between literary positivism and the pragmatic turn // Russian Literature vol. 103-104 (2018)

La littérature du fait d’énonciation : un tournant pragmatique de l’avant-garde russe passé inaperçu // Ligeia. Dossiers sur l’Art N° 157-160 (2017)

Litterature of a state of emergency. Varlam Shalamov vs. ‘all progressive humanity’ // Academic Studies Press (2018)

On pragmatics of literary discourse // Russian Studies in Literature (2018)

Разрозненные публикации

«Би (бли)ография вещи» или литература на поперечном сечении социотехнического конвейера / Лекция, прочитанная в рамках публичной программы выставки «Генеральная репетиция»

Политика дейксиса / Лекция, прочитанная для «Открытого университета»

Протокольные предложения и дейктическое письмо Эдуарда Лукоянова / Предисловие к Лукоянов Э. Зеленая линия (Порядок слов, 2017)

«Всё что угодно может быть искусством!» (диалог с Тьерри де Дювом) / Arterritory

Непокоренные, но повзрослевшие / Каталог выставки «Проспект Непокоренных»

Между зеркалом и кучей: как лечат искусством (о работах А. Фельха) / Каталог выставки «Abstracts of soviet noise»

READY-WRITTENS (poetical texts, 2009-2015) and ‘The Pragmatic Paradox as a Means of Innovation in Contemporary Poetic Speech’ (essay) / ARCADE project @ Stanford University

Сотериология голоса и оживляющее письмо (речь при вручении Полине Барсковой Премии Андрея Белого) / Альманах ПАБ-2014/15

Смешно подумать, или Как рабочему-мигранту преодолеть отчуждение труда с помощью мобильного телефона / «Насреддин в России». Ред.-сост. О. Житлина

Punto switcher (поэма 2114 года) / Вернуть Будущее. Альманах Школы теории и активизма-Бишкек. Ред.-сост. Г. Мамедов, О. Шаталова. Бишкек. 2014

Russia’s day / Circling the Square: Maidan & Cultural Insurgency in Ukraine. Ed. by N. Osipova & M. Whittley

Whose Art Thou? On a Few Discursive Aspects of Russia’s Military Intervention / Creative Time Report

«Как быть писателем?»: современный творческий работник между культурным активизмом и политизацией формы / Мифы и теории в искусстве России / Банные чтения, 2013

Речь на вручении Премии Андрея Белого / Альманах ПАБ 2011-2012

Перформативное знание / газета коллектива «Что делать», #спецвыпуск: Знание в действие! 2008

Примечания переводчика (Текстологии, 2013)

Примечания переводчика

Арсеньев работает с тревожной линией Дюшана в искусстве, который высветил и практиковал скандал произвольного наименования, что оставило от искусства только одно имя, одновременно механизировав работу живописца (приблизив ее к двоичному коду текста) и радикально освободив и диверсифицировав ее (такой свободой свободна литература по отношению к своему референциальному объекту). Создавая готовые стихи (ready-written), Арсеньев стремится сделать нечто подобное с поэзией, активно привлекая при этом опыт и средства искусства для выполнения этой задачи. Переводя текст в формат видео, Арсеньев обращается в своем фильме «Примечании переводчика» к стихотворению, состоящему из уже-готовых строк «Голубой и коричневой книг» Л. Витгенштейна. Единственное высказывание, недвусмысленно обозначающее свое авторство, — эпиграф, взятый из Витгенштейна, — тоже переписан, подчеркнут, выделен чужой рукой. Все остальные текстовые отрезки, авторство которых тем более не так просто установить, создаются еще более несобственным и механизированным образом, что призвано проблематизировать условия труда современной поэтической субъективности. Это оказывается сегодня возможным только благодаря широко понятым художественным средствам.

Version with english subtitles

Участие в выставках:

 

Рецензии в художественных журналах (ХЖ, Сеанс, art1.ru)

ИСКУССТВО (Художественный Журнал, Arterritory):

Репортаж из окопов Левого берега / Arterritory, 29.06.18

Искусство извинений в ситуации конца света / Arterritory, 17.05.2018

Поэзия в объектах, поэзия из машины / Arterritory, 28.06.2017

Мадридский дневник / Arterritory, 25.11.2016

Медиальная коммунальность и сопротивление «глухого» большинства (рец. на «Исключенные в момент опасности») // Художественный журнал № 95

От конструкции видения к визионерским структурам (рец. на: Visionary Structures: From Ioganson to Johansons. Рига, 3 июля — 6 августа 2014) // Художественный журнал № 93 / From the construction of visions to visionary structures // Satori.lv

Притворяться, пока не получится искренне (рец. на: Чухров К. Быть и исполнять: проект театра в философской критике искусства) // Художественный журнал №82


КИНО (Сеанс):

Разрушение письмом / 28.07.2016 / КИНО
Начиная писать, чтобы начать что-то чувствовать по поводу смерти своей жены (чему само это событие никак не помогает), очень быстро пишущий герой понимает, что привести в чувство и себя, и адресата своих писем (постепенно перемещающегося по эту сторону письма), и — предположительно — зрителя фильма можно только посредством систематически доставляемых неудобств — житейских и нарративных.

Письмо низких диоптрий / 16.11.2015 / КИНО
Эссе о слабовидящем рассказчике, прекарных персонажах и фильме про зрение, фильме-зрение, состоящем не из событий, а из различных оптик (т. е. событий видения) и следовательно темпераментов камеры: слепой, вуайера, торопящегося, ставящее вопрос о том, в каких амплуа могут дальше развиваться отношения между человеческим глазом и медиумом кино..

На и под обломками самовластья / 2014 / КИНО
Чудовищное запаздывание риторических технологий, и как следствие — гражданского пафоса (на уровне XIX века) при прогрессе базовых технических возможностей кино приводит к возникновению иллюзии остросовременной притчи.

Путешествие в один конец искусства / 12.11.2013 / КИНО
«Государственная граница выполняет и роль границы сценического пространства, с той поправкой, что если «войти в роль» оказывается технически и юридически накладно, но осуществимо, то вернуться в «реальную жизнь» представляется практически невозможным» (рец. на «Роль» Лопушанского)

После (не) значит вследствие / 21.06.2013 / КИНО
«Придумать себе жизнь более интересную, чем ежедневное чередование работы и сна, можно только занимаясь политикой и искусством» (рец. на «Что-то в воздухе» Ассаяса)

Социальный улов / 24.04.2012 / КИНО
Faсebook не только облегчает коммуникацию между людьми, но и позволяет удовлетворить такие подавленные страсти как эксгибиционизм и вуайеризм.


ТЕАТР (КоммерсантЪ, ART1):

По направлению от УФМС к СВАНу / 21.10.16 / ТЕАТР
Дистопический мюзикл по пьесе А. Родионова и К. Троепольской о стремлении рабочих мигрантов прильнуть к телу новой родины, ее ответных чувствах и действиях, а также строгих требованиях культурного расизма, возникающих на их пути.

Замедление метаболизма театрального действия / 29.02.16 / ТЕАТР
Актеры в общей зимней апатии утрачивают мотивацию двигаться, а метаболизм театрального действия замедляется вплоть до его полного переселения в речь.

Фрагменты речи опьянённого / 27.01.16 / ТЕАТР
Вырыпаев в роли резонёра российской государственности в пьесе «Пьяные»

Театр-вне-себя или шизофренизация голосом / 17.07.15 / ТЕАТР
Опыты Rimini Protokoll в атомарном театре и репрезентативной демократии

Вокруг да около Достоевского / 28.05.15 / ТЕАТР
Постановка «Идиота кусок» творческой лаборатории «Вокруг да около» как опыт децентрализации театрального производства.

Как сказать что-нибудь при помощи слов? / 04.09.2014 / ТЕАТР
Когда неизвестно, о чем еще можно говорить, говорится о самой (не)возможности говорить, о самой механике высказывания.

Чьих будете? / 11.03.2014 / ЗЛОБА ДНЯ
Павел Арсеньев — о том, как «вежливые люди», то есть российские военные интервенты в Украине, потеряли лицо не только в моральном, но и в лингвистическом смысле.

Рождение драмы из духа техники / 28.02.2014 / ТЕАТР
Спектакль Николая Рощина «Старая женщина высиживает» по пьесе Ружевича следовало бы назвать кинетической инсталляцией: главные роли здесь играют не актеры, а машины.

Фронда и победа советского интеллигента / 11.01.2014 / КИНО
Не рискуя говорить о том, каким был Алексей Герман «в жизни», ограничимся портретом художника в юности.

Хореография речи / 14.12.2013 / КИНО
«Танец Дели» Ивана Вырыпаева относится к жанру, который мог бы называться дискурсивной драмой. Нестабильные персонажи, перестраивающие свои роли в ходе игры, дают в сумме эффект кубистской развертки.

Место пусто не бывает / 28.11.2013 / КИНО
В сериале «На зов скорби» умершие возвращаются в мир живых, чтобы занять свои места. Проблема в том, что в современной Европе с местом – в социальном смысле – беда.

Будущее в прошедшем / 25.05.2013 / КИНО
Группа «Что делать?» сняла мюзикл о перевоспитании постсоветского субъекта.

Сцена речи и забастовка репрезентации / 16.05.2013 / ТЕАТР
Если театр «завис», если в его механизм брошен застопоривающий его гаечный ключ, пора переходить к драматургии реальной жизни.

Скорбное бесчувствие / 16.04.2013 / КИНО
«Чувства пропадают» — эта метафора материализуется в фильме «Последняя любовь на Земле», примере работы социального бессознательного.

Как закалялся Джанго / 09.04.2013 / КИНО
Фильм Тарантино как учебник гражданского повиновения и неповиновения для среднего класса.

Вас много, а я одна / 23.03.2013 / ТЕАТР
Для уставшей от политики либеральной интеллигенции Лев Додин поставил спектакль, призванный убедить ее в безупречности ее моральной позиции.

Заповедник авангарда / 17.03.2013 / ИСКУССТВО
Примерно век назад в Петрограде на выставке «0,10» была выставлена картина, которой суждено было стать иконой авангардного искусства.