31

31 инструкция по эксплуатации поэтического аппарата

Бюро культурных переводов, Лейпциг,
2015

Метафорой механизма поэтического вдохновения в индустриальную эпоху очень часто выступал телефонный аппарат или радио, которые несли в себе эвристико-метафорический потенциал, поскольку для большинства пользователей они еще были в новинку. По этой же причине пользоваться ими требовалось с осторожностью, тщательно следуя инструкциям, которыми снабжались эти аппараты. Поэтический труд мыслился по аналогии: это не место для капризов воображения, существует вполне определенная экзистенциальная дисциплина и алгоритм обращения к источнику поэтического вдохновения, отклонение от которых грозит браком, халтурой, графоманией. Индустриальный разум не ценил еще так спонтанность и импровизацию пользователя, как его превозносит постиндустриальный капитализм. Вместе с тем именно в эпоху нематериального труда эти человеческие способности начинают становиться не только ценностью, но и дефицитом, грозить истощением. Но и для артистических технологий наступает нелегкий момент: если все дозволено, любые медиа возможны, ничего не может стать настоящим бунтом, трансляцией из сакрального источника. Именно поэтому в момент подозрительного культа спонтанности и присвоения капиталом технологий творческого беспорядка «Бюро культурных переводов» в лице Павла Арсеньева обращается к археологии утраченной медиа-дисциплины, охватывавшей как техническую, так и артистическую рациональность.


(аудио-версия инструкций)

Под катом: инструкции и фотографии
Тексты, найденные под обоями (Публичная программа Манифеста10, 2014)

Тексты, найденные под обоями

Публичная программа Manifesta10, Санкт-Петербург,
2014

Тексты, долгое время хранившиеся под спудом и обнаруживаемые при переклеивании обоев, являются не только риторическим артефактом ушедшей эпохи или даже разных эпох, образующими тем самым палимпсест дискурсивного бессознательного, но порой составляются и в совершенно прихотливые текстовые коллажи, высекая эффект «готового текстового объекта» (ready-written). Необходимость отделить штукатурку от нежного покрытия обойной бумаги заставляет соседствовать критику капиталистического рабства с предупреждением врачей об опасностях ядовитой медузы в газетах 60-х годов, рецензию на книгу по истории советской литературы из 80-х годов — с дореволюционными нотами Parfum des fleures, а фрагмент заголовка «оружие — ложь и клевета» с фотографией «родной пейзаж». Язык советских газет, который принято называть суконным и опровергающим самого себя, в перекомбинированном нуждами ремонта виде, парадоксальным образом начинает говорить в большей степени свидетельствовать против политической современности — несмотря на полную архаичность уже для своей эпохи. Ни точная репрезентация, ни полная инфляция знака, но именно их одновременное сочетание и порождает этот странный эффект текстуального спиритизма.

Участие в выставках:

Фото (далее…)

Орфография сохранена (галерея Старт, Винзавод, 2012)

Орфография сохранена

Павел Арсеньев обращается к поэзии, которой по природе свойственна тяга к созданию замкнутого и отрешенного от действительности пространства, с решительным намерением преодолеть ее отрыв от реальности, подкрепить слово деятельностью и придать материальность поэтическому тексту. Оказавшись на территории искусства, строчки поэта концептуальной школы Всеволода Некрасова, к которым обращается в этой работе художник, следуют одна за другой, материализуясь в буквах из пенопласта. Поэзия обретает форму и пространство объекта, а также развитие во времени, присущее действию. Выход поэзии за пределы печатной страницы связан для Павла Арсеньева с ее инъекцией в социальную повседневность, что наглядно продемонстрировала судьба созданного им транспаранта с фразой «Вы нас даже не представляете», который стал символом гражданского подъема недавних протестных акций.

Однако, работа «Орфография сохранена» — это также и размышление о силе искусства и роли художника. Контрапунктом поэтических строчек выступает в ней «кабинет следователя» и звучащее в нем стихотворение автора «Экспертиза», в котором монотонный голос проблематизирует освободительный пафос искусства и безапелляционность призыва выхода искусства в жизнь. Очерчивая пространство между поэзией и реальностью, языком и опытом, желанием и возможностью, инсталляция «Орфография сохранена» ставит вопрос о том, что значит для художника взаимодействовать с реальностью, как нельзя актуальный сегодня.

Елена Яичникова

«Имея своей задачей разотчуждение повседневности через насыщение ее поэзией, пространственные текстовые композиции стремятся вкраплять нечто поэтическое в те части городского пространства, где этого никак не предполагается и где это сможет остановить взгляд. Точно также для меня важно утвердить и новое понимание самой поэзии, реализующейся, по моему убеждению, сегодня все в большей степени за пределами бумажной страницы». — Павел Арсеньев.

 

Участие в выставках:

  • персональная в галерее «Старт», Винзавод, Москва, 2012
    фото с открытия
    рецензия Арт-хроники
    рецензия Aroundart.ru
  • параллельная программа Manifesta10, Кадетский корпус, Петербург, 2014

    «Реконструируя пространственную композицию, впервые созданную в галерее «Старт» в 2012 году, я хотел вернуться к тому моменту, когда выяснилось, что концептуалистское высказывание, будучи помещенным в актуальный полемический контекст, обладает потенциалом реполитизации. Именно в контексте гражданской мобилизации 2011-2012 гг. это стихотворение Всеволода Некрасова, будучи материализован как на плакатах к митингу, так и одновременно в качестве художественного текстового объекта, оказывалось в эпицентре дебатов, связанных с кризисом и критикой способности мечтать и бороться за изменения. Сегодня же, когда всколыхнувшаяся «надежда на утопию» оборачивается волной культурных и социальных репрессий, я вижу своей задачей как можно более внимательно проследить траекторию перехода от мобилизации политического воображения к попаданию в кабинет следователя». — Павел Арсеньев