ррс

Рефлексология русского стиха

Начиная с XIX века экспериментальная физиологическая наука задавала тон не только в естественных науках, но и в культуре и, как не странно, немало повлияла даже на литературу. Наиболее известным концептуальным персонажем русского реализма является лягушка, препарируемая Базаровым, однако на это редко обращают внимание как на нечто большее, чем просто «мем» из школьной программы.

Об эстетике как прикладном разделе физиологии писал Ницше, спорил Андрей Белый и сверяли свои теоретические ориентиры русские формалисты, однако эта смежная – для науки и литературы – история еще требует своей реконструкции, задачу чего и ставит перед собой инсталляция-исследование «Рефлексология русского стиха».

180px-I._M._Sechenov

Иван Сеченов, основатель русской физиологии, автор «Рефлексов головного мозга» (1866), прототип Базарова.

Все началось с французского экспериментального физиолога XIX века Клода Бернара, который еще при жизни становится легендой – причем, не только в науке, но образцом и для литературной программы «экспериментального романа» Эмиля Золя (1879). Экспериментальным в натуралистическом романе является как раз то, что в нем позаимствовано из физиологической науки или даже конкретно из труда все того же Бернара – «Introduction à la médecine expérimentale» (1865), который Золя переписывает практически дословно, меняя в нем слово«медицина», но слово «роман». Первый случай применения понятия «эксперимента» к литературе таким образом оказывается текстологически обязан физиологии. Наконец опыты Бернара повторяет – находя в них ошибку – Сеченов, считающийся основателем русской физиологии и учителем Павлова, а также по совместительству прототипом того самого Базарова (Тургенев посещал лекции Сеченова).

J.-E. Marey, Inscriptions des phenomenes phonetiques

J.-E. Marey, Inscriptions des phenomenes phonetiques

В отличие от литературы, в случае современной Бернару экспериментальной науки о языке дело не ограничивается заимствованием идей, и в ней используется та же самая записывающую технику, которая уже определила успех французской физиологии и прославила имя изобретателя Жюля-Этьена Марея. Экспериментальная фонетика настаивает на необходимости исследования живого языка в отличие от того анатомического театра, который на протяжении веков устраивали до этого филологи с языками мертвыми. По этой причине Бреаль и другие предлагают записывать произносимые звуки «наживую».

Однако там, где наука о языке вытесняет предшествующие эмпирические эксперименты и несет память о технологии, которой она обязана своим рождением, только в оговорках (какой является понятие «акустического образа», т.е. графического изображения речевого потока на поверхности записи), литература смутно догадывается о своем технологическом бессознательном, но сопротивляется утрате связи с Реальным. Так, эпистемологическим бессознательным заумной поэзии (в версии Крученых) является эмпирическая фонетика, а это в свою очередь, указывает и на их общее технологическое бессознательное – фонограф.

Фонофотограф Скотта из J.-E. Marey, Inscriptions des phenomenes phonetiques. Part 1. Methodes directes // Revue generale des sciences pures et appliquees #9 (1898)

Подтверждает эту гипотезу и позднейшее институциональное поведение Александра Туфанова, организовавшего «Заумный Орден» и предлагавшего открыть в ГИНХУКе фонетическую лабораторию», ориентируясь на тот трансфер научности, который уже осуществляемый там Матюшиным из психофизиологии зрения Гельмгольца. Если Крученых не раскрывал свои научные источники вдохновения, ограничиваясь только указанием на «Пощечину общественному вкусу», то Туфанов прямо указывает на Павлова и Бехтерева, занимающихся психофизиологическими исследованиями в те же годы и в том же городе.

Туфанов

Обложка и разворот из книги Александра Туфанова «К зауми. Фоническая музыка и функция согласных фонем» (Петроград, 1924)

 

Характерно, что в этом эпизоде смежной истории экспериментальной науки и экспериментальной литературы имеет место не просто «трансфер идей», но лежащая в общем основании лабораторная установка и конкретное лабораторное оборудование, сборное и пересобираемое под конкретные лабораторные задачи– сперва используемые для фиксации сокращения мускулов лягушки с помощью графических методов, затем в кардиологии (Мареем), а сразу вслед за этим для записи далектов (Бреалем). Наконец именно оборудование физиологической лаборатории оказывалось привлекающим современную ему литературу – сначала в прозаическом пересказе (Базаров, 1862), затем в методологической эмуляции (Золя, 1879) и наконец в фонетико-поэтическом эксперименте (Крученых, 1912, Туфанов, 1924).

да после

В своем проекте «Рефлексология русского стиха» Павел Арсеньев реконструирует эту смежную историю экспериментальной науки и литературы психофизиологического цикла– через лабораторное оборудование (психо)физиологов, в котором оказываются зажаты поочередно лягушка и носитель региональных диалектов (кимограф) или с которым сталкиваются поэт-заумник и Лев Толстой (фонограф), и наконец где пересекаются русская и французская фонетика и этно-политика.


Связанные публикации и выступления

25 июля 2020: «Поэтическая экономия слова как такового vs. психофизиологии зауми» приглашенная лекция в школе Paideia

21 ноября 2020: ««Объективная поэзия» и телесная трансмиссия ритма» лекция для студентов школы Paideia

Тема ритма в поэзии может быть раскрыта психофизиологически: уже Андрей Белый откликался на экспериментальную эстетику Фехнера, а многие другие на рубеже веков — от символистов до материалистов — были озадачены проблемой психофизилогического интерфейса, отсюда и происходит частая квалификация ритма как «вселенского» или артериального. Если ритм — ключевое измерение поэтической речи, которое поддается объективации (как в живописи — цвет), тогда верлибр является чисто лабораторным изобретением, преодолевающим ограничения адександрийского стиха («Кризис стиха» Малларме), провоцирующим интерес к речи народа, ну и в конечном счете закладывающая основания для будущего изобретения совершенно беспредметной поэзии, состоящей из одних звуков — зауми.

15 декабря 2020: «Толстой и фонограф. понятие технологической метонимии» лекция в рамках курса Материально-техническая история русской литературы (XIX вв.) в Лаборатории [Транслит] @Московской школе новой литературы / в школе Paideia
.

18 марта 2021: «Голосовые объекты, речевые сигналы и психофизиология стиха» дискуссия в рамках Общего лектория наук и искусств в Лаборатории [Транслит] @Московской школе новой литературы

27июня 2021: «Рефлексология русского стиха» в рамках программы открытия «Школы Павлова»

В1912 году поэт-заумник Алексей Крученых только начинает сотрудничать с издательством «Гилея», Фердинанд де Соссюр заканчивает свой последний курс общей лингвистики в Женевском университете, а на широкий рынок выходит дисковый фонограф Эдисона. Эти факты кажутся никак не связанными, пока не мы не станем рассматривать историю экспериментальной литературы и экспериментальной науки как смежную историю (joint history). Если о заумной поэзии в начале века еще никто не слышал, курс «Общей лингвистики» слышали только посетители курса Соссюра, то техническое изобретение Эдисона, кроме всего прочего, позволяло услышать даже голоса уже умерших людей – как, например, жену самого изобретателя.

В своей лекции Павел Арсеньев объяснит, как все это связано и причем здесь физиология, а также какие литературные и научные события, идеи и оборудование уже за полвека до этого связали обезглавленных лягушек и носителей провинциальных диалектов, отцов и детей, экспериментальную фонетику и экспериментальный роман.

1

La propagande par le fait

Павел Арсеньев & Михаил Куртов участвуют в программе «REAGENZ — Диалог художника и философа» с диалогом «Пропаганда делом: Бакунин в 2017 »

4 декабря, в 19.00
Kunstraum Dreiviertel
Monbijoustrasse 69, Bern

Сопоставление силы, действенности слов и убедительности дел уходит корнями в библейские времена, но в политической практике эта пара впервые появляется в движении парлефетизма (от фр. «par le fait») – пропаганды делами, к которой перешли анархисты от увещеваний и словесных средств агитации. В аграрной стране, где почти 90% населения было неграмотным, такая форма политического аргумента как ‘реальные дела’ оказывалась убедительнее любых речевых актов. Однако основания к этому недоверию к означающему содержались и в традиции негативной риторики в российской словесности, а также в метафизическом стремлении некоторых поэтов «сказаться душой» (А. Фет).
В революционный период «вещи» и позже «факты» продолжают быть регулятивным идеалом языковых выражений (см. заумь, литература факта), а пролетарские писатели будут налегать на подозрение к словам, отделенных от дел. В советской литературе превозносятся холодные, трезвые факты, как правило сообщаемые лаконично и/ли сквозь преодолеваемую физическую боль. Такой действие-ориентированный тип высказывания, основанный не на ораторском даре, а на укорененности в конкретных задачах и опыте, учреждает анти-риторику, в которой дела всегда «сами скажут за себя». Баланс отношений между словом и делом начинает сводиться к тому, что первое оказывается добавкой ко второму, а не его существенным, если не магическим проводником.

Встреча / Видео дискуссии

2

20171204_221639
20171204_223927

_

Нравится Москва

Сosmoscow, Москва
2017

Нравится Москва
нравится Москва

и даже кажется
что все не так страшно

Пожалуйста
Москва

И пожалуйста

Можете
Радоваться
Можете
Жаловаться

Можете идти

В. Некрасов

Между арками Третьяковского проезда на всем его протяжении размещены простые по форме шрифта объемные белые буквы. Они выстроены в строки, которые представляют собой слова и лаконичные фразы. При попытке охватить их одним взглядом они пересекаются и наслаиваются, «перебивая» друг на друга. Их «освоение» происходит в движении. При перемещении к Никольской улице все строки прочитываются в некой не линейной последовательности, соединяясь в пространственную текстовую композицию. Способ ее организации (разбивка на строки и их длина, величины межстрочных интервалов и так далее) задает ритмическую форму. Благодаря ей отдельные фразы и слова становятся поэтической речью, получившей материальное воплощение.

Интерес Арсеньева к графическими аспектами и типами репрезентации поэтического текста предполагает сближение и взаимопроникновение литературной и художественной сфер. В инсталляции «Нравится Москва» на территории искусства оказывается произведение представителя второй волны русского авангарда, поэта концептуальной школы Всеволода Некрасова (1934-2009). Некрасов говорил: «Для меня поэзия в значительной мере – искусство визуальное», и Арсеньеву близко это восприятие поэтического текста. Арсеньев придает ему материальность, и он получает другое измерение. Происходит переход временного явление в пространственное. Поэзия перестает быть предназначенным для чтения текстом и становится ситуацией, возникающей как пространство взаимодействия и диалога. Являясь произведением публичного искусства, высказывание Арсеньева связано с преобразованием повседневной городской среды, в которой обычно не находится места для поэзии. Выход поэтического слова за пределы печатной страницы, насыщение города поэзией расширяет представления о возможных ее отношениях с реальностью и подпитывает воображение и способность мечтать.

Алексей Масляев

21533957_10207732937919910_1705756509_o

14f46edf634737bc512018a13ca15b0f

93550_original

  • Работа осуществлена в рамках параллельной программы Cosmoscow.

    Рецензии

Начало работы арт-ярмарки Cosmoscow для Третьяковского проезда ознаменовалось появлением новой инсталляции художника и поэта Павла Арсеньева «Нравится Москва». Куратором выступил Алексей Масляев. Работа экспонируется в рамках параллельной программы юбилейного пятого выпуска ярмарки современного искусства Cosmoscow.

Ироничный месседж разместился между арками Третьяковского проезда — на всем его протяжении объемные белые буквы складываются в отдельные слова и лаконичные фразы. В итоге получилась этакая пространственная текстовая композиция.

Выбор места для инсталляции неслучаен. Третьяковский проезд вошел в историю как знаковое место для русской словесности. Именно здесь расположен памятник первопечатнику Ивану Федорову. Здесь же в XVI веке находился Государев печатный двор.

КоммерсантЪ

a

Афган-Кузьминки

Спектакль-маршрут Павла Арсеньева по драматической поэме Кети Чухров.

Советская революция немало трансформировала повседневный быт россиян и, кроме всего прочего, освободила женщин. Александра Коллонтай, революционер и дипломат, ратовала за свободную любовь и добилась успеха в борьбе за право на аборт. Ленин говорил о «браке как узаконенной проституции»: чтобы этого избежать, супруги должны были стать не только любовниками, но и товарищами. Если товарищеский союз не складывался, его легко было расторгнуть: развод считался состоявшимся, если один из супругов сообщал об этом другому письменно. Советская сексуальная революция была задушена довольно быстро и уже в сталинскую эпоху от этих революционных завоеваний осталось немногое. Хотя о равноправии женщин много и велеречиво вещала советская пропаганда, советская женщина была вынуждена выполнять двойную работу – на службе и по дому без какой-либо компенсации, а то и безо всякого уважения к своему труду. Сегодняшние отношения между людьми, опосредованные рыночным капитализмом, не стали ближе к революционным идеалам.
 
На этом историческом и социальном материале основан спектакль «Афган-Кузьминки», создаваемый художником и поэтом Павлом Арсеньевым на основе драматической поэмы Кети Чухров. «Спектакль-маршрут», как называют его авторы, начнется на Апраксином рынке, находящимся на задворках БДТ, а закончится на Новой сцене Александринского Театра. Поэма противопоставляет и связывает грубое просторечие торговых рядов с проглядывающей в нем потенциальностью поэтического языка, который, как известно, растет из сора. Воспитанная суровыми буднями бесчувственная жестокость принимает неожиданный оборот в случае события «любовной речи» (Ролан Барт). Такое возможно, прежде всего, в режиме поэтического говорения, которое не сводится к лирическому монологу, но всегда дает место голосам двоих и более, то есть создает из лирической ситуации – театральную.
 
Сюжет до вульгарного прост: держатель нескольких рыночных точек Гамлет предлагает одной из торговок Гале «повышение по службе» — перейти с галантереи и нижнего белья на кожу и мех — если она разделит с ним постель. Возможность интимного, человеческого и какого-либо другого контакта исключается такими отношениями, к которым героев принуждает логика превращения в товар всего и вся. Однако внутри этой безнадежной экономической схемы между двумя человеческими существами всегда остается возможность чуда — причем не благодаря восстановлению «духовных скреп» или действию небесных сил, но скорее вопреки им.

Режиссёр: Павел Арсеньев
Автор драматической поэмы: Кети Чухров
Исполняют: Владислава Миловская и Пётр Чижов
Дизайнер спектакля: Евгения Мякишева
Саунд-дизайн: Артем Степанов
 

Связанные мероприятия:

26 июля, Петербург. Дискуссия «Быть и исполнять» с Павлом Арсеньевым и Кети Чухров

30 августа, Рига. Лекция Павла Арсеньева о современном экспериментальном театре.

В ситуации настойчивого приглашения в андеграунд современному российскому театру суждено окончательно разделиться на конвенциональные сценические водевили, вытесняющие политическое, и радикальную практику исполнения, нарушающую в том числе институциональные границы театра, становящегося тем самым передвижным, осваивающим все новые и новые социальные пространства и политические регистры, которые больше не изображаются, но индексально включаются в ситуацию театра.

В своей лекции о современном экспериментальном театре Павел Арсеньев расскажет о таких опытах нарушения и расширения границ конвенцинального театра, как Rimini Protocoll, teatr post, Вокруг да около, а также покажет видео собственной постановки «Афган-Кузьминки», поставленной по тексту Кети Чухров на Апраксином рынке в Петербурге.

Встреча


Пресса:

Интервенция в городскую среду // Экран и сцена

Театр в натуре // Газета.ru

Neuro Sync Poetry

Весной этого года на Новой Сцене Александринского театра в рамках Лаборатории медиапоэзии прошли первые экспериментальные перформансы с синхронизацией нейроинтерфейсов Neuro Sync Poetry.
В рамках первой сессии композитор, музыкант-мультиинструменталист Олег Гудачёв и поэт Павел Арсеньев создали совместное музыкально-поэтическое произведение. Увидеть, как это было, и узнать некоторые технические подробности можно на видео ниже.

Прямая речь:

«Этот опыт был сотрудничеством не только с другим художником (т.е. музыкантом), но и с дополнительным слоем-актором, который воздействовал возможно не менее активно на нас, чем мы сами своим чтением/игрой на себя или друг на друга. Этот слой оказывался не только визуализацией предположительно происходящих в наших синапсах электрических процессов, но и оказывал обратное воздействие на нашу когнитивную активность. Это как если бы при разговоре, мы видели синтаксическую схему каждого произнесенного предложения. Т. е. кроме чтения своих текстов (что уже как-то обратно воздействует на мозг) и слышимой импровизации устанавливалось рекуретное отношение с этой проекцией (было бы на порядок легче, если бы мы не могли на нее воздействовать, но простой эксперимент с закрытыми глазами позволял мыслям натурально «разлетаться», доказывая обратное)».

Павел Арсеньев

Подробнее в группе NeuroSyncPoetry

poesie-objective

Poésie objective

цикл объектов

С того момента как творческий акт стал автономной ценностью и перестал зависеть от созданного произведения, поэзию преследует соблазн материализации нематериального. Дело, конечно, не только в самом «акте», но также и том сговоре автора с материалом, который позволяет этому акту состояться. Как полагает Т. Мортон, «когда пишется поэзия, автор заключает сделку с бумагой, тушью, текстовым процессором, деревьями, редакторами, воздухом…».

Целью нового цикла объектов стало схватить творческий акт в его связи с различными материальными акторами и машинерией объектов. В сущности это вопрос о том, как артистический художественный субъект может быть подключен к объекту/материалу в новую эпоху. Если ранее поэзия характеризовалась наличием сильного трансцендентального субъекта, диктовавшего и предписывавшего, возможно теперь настало время для самоорганизации материалов и существования поэзии в более объективной форме.

31007697270_e35baf5047_h

  • «Folie avant (et pendant) la lettre» (Нерваль & Вальцер). Литература на краю

Специфичность письма таких авторов как Нерваль или Вальцер состоит не в новом стиле или специально изобретенной орфографии, но в расширении самого понятия о том, как и где писать, создающем новую медиа-антропологию письма. Так, стиль Нерваля, был скорее следствием (пусть, возможно, и осознанным) дефицита бумаги, которую ему выдавали в психиатрической лечебнице, тогда как в случае Вальцера ‘карандашный метод’ состоял в том, что он писал только на полях газет. Мы знаем их произведения в удобной верстке и прекрасно напечатанных изданиях, в данном же объекте предпринята попытка реконструкции материального и производственного субстрата их писательской практики.

Автор благодарит Дарью Зайцеву за техническую помощь в подготовке проекции.


Ranchito Rusia. Nave 16. MATADERO MADRID Noviembre 2016

  • «Je est un autre» (Рембо). Субъективные тени на стене

В своем письме 1871 года, где появляется эта знаменитая формула, Рембо также озвучивает надежду, что когда-нибудь настанет эра ‘poésie objective’ (объективной поэзии). Как поясняет Рембо, поэзия прошлого была организована вокруг субъекта, оставаясь просроченной мечтой гуманизма, именно по этой причине объективная поэзия должна передать инициативу другому и довести практику поэтической трансформации вплоть до полной утраты всякой изначальной идентичности.
Так, посредством отказа от субъективной корреляции, поэзия устремлялась к своей еще более древней мечте – избежать языкового опосредования и говорить о самих вещах, а не о словах. Как известно, позже формула такого лирического аутсорсинга мигрировала в прикладную политическую риторику и стала особенно распространенной во второй половине XX — начале XXI века («Je suis Charlie», «Мы все немецкие евреи», etc).

Ranchito Rusia. Nave 16. MATADERO MADRID Noviembre 2016

  • «Disparition illocutoire» (Малларме). Книга художника, полная сомнений о результате броска костей

Если Рембо все еще представляет своим творчеством драму субъекта, у Малларме последний уже оказывается эффектом поэмы, самоорганизующейся на белизне страницы. От опыта систематического ускользания речевая инициатива переходит к материальному событию (происшествию) поэмы, которое она же сама и описывает. Сопротивляясь лирическому идеализму, Малларме постулирует свой собственный лирический материализм. Его знаменитая «типографская поэма» дала рождение сразу двум главным традициям «поэзии в расширенном поле»: с одной стороны, поэзии в графическом пространстве страницы (куда можно отнести livre d’artiste, леттризм всех видов, а также то, что может быть названо «объектно-ориентированной поэзией»), а с другой — комбинаторной поэзии (УЛИПО, «опосредованное производство случайности» и все технически вдохновленные формы). Если поэма обретает измерение самообращенности, становится собственной референцией, то речевое исчезновение поэта происходит в том числе в пользу множества различных стратегий чтения, которое допускает объективное устройство поэмы. Интуиция же материальности означающего была связана с уверенностью Малларме в том, что в распоряжении поэта нет ничего кроме слов (фонем или графем). В этом смысле его метод поэтически радикализовал метод (и сомнения) Декарта («нет никакой реальности, кроме реальности моего сомнения в собственном существовании») и мог бы провозгласить: « J’écrit (des signes) donc je suis» («Я пишу и, следовательно, существую»).

Ranchito Rusia. Nave 16. MATADERO MADRID Noviembre 2016

  • «Если стихотворение бросить в окно…» (Хармс)

Даниил Хармс утверждал: «Если настоящие стихи бросить в окно, то оно должно разбиться». Каждый поэт учреждает свое понимание стихов на основании некоего свойственного именно его машине вдохновения жесту. Так, перлокутивный эффект поэтического высказывания по Хармсу — разбитое окно, разрушенная гладь взгляда на мир.

Впервые эта пространственная композиция была представлена в рамках Manifesta10, у окон дома, в котором жил Хармс, сочетав реконструкцию его инструментальной метафоры письма с ее испытанием на его собственном жилище, а оммаж — с атакой. На выставке «Souvenirs from nowhere» (Matadero, Madrid) была предпринята повторная реконструкции этой прагматической метафоры в качестве происшествия перед открытием.


unspecified-7

2016, Matadero (Мадрид).

Oткрытие 25 ноября 2016 (до 8 января 2017)

Фото
 из резиденции и с экспозиции

(далее…)

13339608_408678489302755_5499866351001658732_n

Машина письма "Гоголь"

Дом Гоголя, Москва
2016

3 листа

РУКОВОДСТВО ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ

Данная машина письма обеспечивает осуществление трех операций, обозначающих ту или иную из процедуру письма и одновременно этап на пути его (само)разрушения. Данный аппарат предназначен в использовании представителями широкого круга профессий, среди которых – титулярный советник, великий русский писатель и другие.


 

Операция №1. Процедура письма А: ПЕРЕПИСЫВАНИЕ

Копирование, которое может быть вызвано как бюрократическими надобностями, так и авторским перфекционизмом, и приводящее либо к умножению копий документа, либо же умножению версий произведения. Операция может быть повторена: бессчетное число раз.

Операция №1. Процедура письма Б: ВЫБРАННЫЕ МЕСТА

Позволяет выделять и копировать достойного того выдержки из произведений самого широкого функционально-стилистического диапазона, удовлетворяя тем самым уже более изысканную страсть, нежели переписывание – страсть к  избирательному повторению уже состоявшихся формулировок. Операция может быть повторена: бессчетное число раз.

13445568_408678499302754_6546362595763981365_n

Операция №2 Процедура письма А: ЗАЧЕРКИВАНИЕ

Позволяет осуществлять процесс редактирования, отказываясь от отдельных фрагментов, предвещая полное перечеркивание всего сделанного ранее во имя молчания. Операция может быть повторена: ограниченное число раз.

Операция №2 Процедура письма В: ВЫМАРЫВАНИЕ ЦЕНЗУРОЙ

Вызвана необходимостью удовлетворять требования III Отделения. Совершается автором по его собственному произволению. Операция может быть повторена: как можно чаще.

13434766_408678519302752_2892903309602552003_n (1)

Операция №3. Процедура письма А: УНИЧТОЖЕНИЕ

В целях совершенствования результата предшествующих операций, осуществляемых как уполномоченными представителями, так и самим автором, закономерно неудовлетворенным эстетическим уровнем, а также вредным еретическим характером результата, а также в виду общего безумия письма предписывается в качестве обязательной для всех рукописей, благополучно прошедших предыдущие операции.


Также на выставке демонстрируется видео

«Записки сумасшедшего прекария»

13406969_408678545969416_2140059252490497060_n

В марте 2016 года в Париже начались протесты против реформ трудового законодательства, которые позволят работодателям увеличивать рабочий день (с 35 до 48 и даже до 60 рабочих часов в неделю) без увеличения заработной платы, а также облегчат процесс увольнения несогласных с работы. После нескольких масштабных демонстраций протестующие заняли площадь Республики и остаются там днем и ночью. По этой причине движение получило название «Nuit Debout» («Ночь на ногах»), а в знак протеста против увеличения рабочей недели его участники продолжают вести исчисление дней датами марта (32 марта, 38 марта и так далее), таким образом создавая новый революционный календарь, как это уже имело место в дни Парижской коммуны. Большинство присутствующих на площади — безработные или работники с непостоянной занятостью, что и позволяет им находится там круглосуточно, вырабатывая новую темпоральность гражданского неповиновения. Подобные движения появились и в других городах Франции и Европы.

13423908_408678749302729_5363761049474320257_n

В 1834 году Николай Васильевич Гоголь написал «Записки сумасшедшего», предсказав в образе главного героя рассказа прекарного работника наших дней, раздираемого между прокрастинацией и отсутствием свободного от работы времени, уязвленного недооцененностью своих способностей и низким социальным статусом, но интересующегося международной политикой и рассчитывающего на глобальный уровень поддержки своих притязаний. Как известно, Поприщин отказывается от бессмысленного офисного труда и решается на радикальную политическую трансформацию субъективности. Нетрудно догадаться, что в образе титулярного советника, бросающего вызов своим безумием всему социальному порядку, великий русский писатель в точности изобразил производственные условия, габитус и перспективы политического протеста нематериальных работников начала XXI века.


Фото с экспозиции:

13450246_408678332636104_1322420955442302518_n

pravki

13428439_408678975969373_4692855587918187915_n

13435512_408679482635989_1862093991917034568_n

Открытие выставки «.txt» состоялось 15 июня в 19:00 в Новом крыле Дома Гоголя (Москва, Никитский бульвар, 7, м.Арбатская)

Время работы выставки: 16 июня — 31 июля
Встреча


Рецензии:

Павел Арсеньев размышляет о процессе создания текстов. Художник раскладывает стопки бумаги, приглушает свет и проецирует на них видео, симулирующее процесс проставления правок и пометок. Рядом с инсталляций – видео «Записки сумасшедшего прекария», в котором Павел соединил хроники весенних парижских протестов 2016 года против увеличения рабочего дня и гоголевские «Записки сумасшедшего». Напрашивается вывод о том, что главный герой «Записок» — это аналог протестующего во Франции фрилансера, страдающего попеременно от прокрастинации или от отсутствия свободного от работы времени.

TimeOut

dom-golosov004-1024x798_

Материальная поэзия (цикл объектов)

Лендок, Петербург,
2015

dom-golosov013-1024x665

Поэзия противостоит коммуникации и нуждается в молчании. Ситуация смерти языка кажется как нельзя подходящей для этого. В конечном счете, идеал поэзии – докопаться не до смысла слов, а до смысла самих вещей. Отсюда эссенциалистские амбиции поэзии, ее убежденность в том, что только она может уловить смысл вещи самой по себе, причем именно в той мере, в какой она является антиязыком. По известному выражению Гегеля, «при действительном осуществлении попытки выразить в словах этот клочок бумаги он от этого истлел бы». В цикле объектов «Материальная поэзия» представлены этот (значащее истлевание) и другие сценарии речевой катастрофы, обращенной на сам медиум, традиционный поэтический носитель – листок бумаги. Именно так мог бы выглядеть следующий этап разобретения языка с целью добычи поэтической энергии/вещества, именно так могла бы выглядеть поэзия-после-языка.

12376238_10204874873623814_7614152975127831809_n

12366379_10204874873463810_6406676905329281778_n

12346583_10204874873263805_1011865769193195846_n

«Негация письма и самоорганизация материалов

поскольку смерть языка тема подозрительно плодотворная для разного рода спекуляций, мне показалось важным заземлить это событие на некую конкретную материальность. невоспринятость дерридианской критики голоса обычно заставляет понимать язык через поголовье носителей, а их речь как нечто аутентичное, индексально связанное с телом и потому особенно хрупкое, особенно подверженное смерти. именно поэтому мне показалось важным ограничиться носителями письма, чья судьба может складываться не менее трагично, но более конкретно — в случае их разрушения по естественным или искусственным причинам.
что до последних, то важно иметь в виду, что поэты всегда стремятся трансцендировать язык, причем не только вверх, к нематериальности идеи, но также и вниз, «к самим вещам». не довести до абсурда, но эмулировать эту дейктическую страсть, показать, что происходит при исчезновении языка и в этом смысле (в отказе от медиума языка). ну и эстетика отвергнутых — из-за несоответствия вещам — стихов (скомканных черновиков, сожженных ранних стихов, etc)

потом еще подумалось, что метод последних работ в целом сводится к негации, отсутствию или поломке письма и возникающей на его месте самоорганизации материалов — начиная, по меньшей мере, с вычеркивания «примечаний переводчика», разбитого стихотворением стекла вместо него самого в Хармс-композиции, методической замены письма описанием неисправностей поэтического аппарата в «31 инструкции…», и наконец уже чистой поэзии случайно-машинного — в «текстах под обоями», видео на дорвеи и прочих «фрагментах идеологического серфинга» (непосредственно предшествовавшие этому пару текстографических работ — по стихам Медведева, Нугатова и «б/у Маяковский» — нащупывали и заостряли этот контрапункт между персональностью тона и машинной его опосредования)» — Павел Арсеньев

Цикл объектов «Материальная поэзия» (бумага, земля, вода, пепел, смешанная техника) представлен на выставке «Дом голосов: на полях языка» (Лендок, 13-24 декабря). Фото с экспозиции (Д. Сулицына)

IMG3484

Рецензии:

Работа Павла Арсеньева делает акцент на исчезновении самого медиума письменного носителя — листка бумаги, таким образом заземляя событие смерти языка на конкретную материальность (а также испепеляя его и топя в воде), что в контексте работ, в основном приравнивающих язык к голосу носителей (включая сюда и название выставки, подразумевающее фоническую интерпретацию хайдеггеровской метафоры языка как «дома бытия»), выглядит немаловажным медиалогическим напоминанием: язык без медиума не существует и умирает не только со смертью носителей, но и с разрушением материалов и инструментов передачи.

L5 / syg.ma

 

разделяя-сказанное_

Разделяя сказанное: две работы о коммунизме голоса и письма

Институт ProArte, Петербург,
2015

1. «Пост доверия»

упражнение для сообщества в десубъективации на письме

12341084_1002750616437158_2197723318586827935_n

В этот вечер участники артистического сообщества соберутся для того, чтобы передать друг другу возможность опубликовать в своем аккаунте «пост доверия».

Учитывая потенциальную ребячливость написанного в чужом аккаунте, необходимо указать на то, что это стремление неслучайно: не что иное как передаваемые в детстве (и потому общие) книги создают феномен чувственного сообщества или коммуникативного образа (Петровская/Аронсон), создают прочную культурную солидарность тех, кто «учились по одним букварям». Тогда как в безнадежно взрослом состоянии книгами уже не делятся – их скрывают (из-за стыда перед читаемым, из опасения подражания), а в конечном счете перестают читать вообще (из-за так называемого отсутствия времени или, чаще, из-за «типично городской включенности в социальные сети», чтение в которых чаще всего носит сорный или технический характер и напрочь вытесняет способность сосредоточиться). Еще больше дорожат своими персональными инструментами высказывания.

Единоразово доверив свой аккаунт для публикации следующему участнику и воспользовавшись таким же доверием предыдущего участника пефрморнса, нематериальные труженики и творческие работники Петербурга попробуют перестать быть «менеджерами самих себя» и делиться тщеславными ссылками, заманчивыми анонсами и утомительными воззваниями – чтобы разделить с другими участие в «прагматическом» эксперименте по подрыву коммуникативной конвенции. Такое упражнение в десубъективации на письме не только прочно свяжет участников артистического сообщества алеаторными текстовыми связями, но и навсегда впечатает в историю профилей присутствие чужой речи.
Благодаря такому отказу от частной собственности на – столь рентабельное сегодня – публичное высказывание и стратегическому разрушению ясности того, «кто говорит», можно рассчитывать не только пережить терапевтически необходимую для современной поэзии «смерть автора», но одновременно начать говорить «с последней прямотой», этой исконной целью лирического высказывания (в конце концов это будет не только первое, но и последнее, что будет написано в чужом аккаунте). Вдохновленная метамарксимзом борьба с частной собственностью на средства речевого производства, таким образом, оказывается родственна стратегическому разрушению авторства и опосредованному производству случайности, каковых требует логика художественного авангарда. Это позволит участникам эксперимента убедиться в том, что современному когнитариату нечего терять, кроме своих паролей от аккаунтов.

2. «Разделяя сказанное» (Crowd-speaking)

экранизация одной статьи

medv

Если коммунизм письменной речи учит нас доверять друг другу, то коммунизм устной – пониманию взаимообусловленности. Литераторы левых взглядов делятся своим видением на современную литературную ситуацию и обмениваются идеями о том, как она может быть переустроена в будущем. Участники диалога «Литературная левая» из #15-16 [Транслит] озвучат свои позиции – но голосами других, зачастую полемически настроенных участников диалога. Такой опыт обмениваемых знаков и выстраивания спонтанной субъективности высказывания призван не только показать насколько позиции в культуре носят взаимно отталкивающийся характер и выстраиваются исходя из внутренней политики литературы, но и то, насколько наши взгляды в целом обязаны своей конструкцией реплике другого.

В проекте участвуют: Кирилл Медведев, Эдуард Лукоянов, Галина Рымбу, Никита Сунгатов

Камера: Кирилл Адибеков, Сергей Югов

Звук: Антон Курышев

Куратор выставочного проекта: Снежана Виноградова

Участие в проектах:

  • Проект Гёте-института в Санкт-Петербурге в преддверии Веймарского культурного форума «The Sharing game. Exchange in Culture and Society»
  • Audiatur Festival, Bergen, 2016

Рецензии:

Практика публичного высказывания с добровольной подменой автора изобретена и запущена. Причем практика имеет потенциал массовости. Ее первые шаги оказались довольно робкими и далекими от экстремальности, хотя Павел Арсеньев пытался подогреть публику предложениями совершить политическую провокацию или подорвать чью-нибудь репутацию. Воспитанная аудитория  перформанса вряд ли смогла бы этим заняться. Тем не менее, даже в сообществе людей, вовсе не желающих друг другу зла, у этой практики имеются интересные перспективы, требующие подготовки.

Globalsib

 

IMG2254

Фрагменты идеологического серфинга

Фестиваль «Форма», Москва,
2015

В cерии текстовых объектов «Фрагменты идеологического серфинга» смешиваются различные формы дисквалификации нижесказанного — от дисклеймеров чисто технического характера, заимствованных из фейсбука, до дисклеймров идеологических, оккупировавших современную публичную речь. Эти предупреждающие знаки используют однако тот же самый медиум естественного языка, который составляет существо и самих дисквалифицируемых высказываний, а иногда заражаются и риторическими чертами своего объекта. Таким образом, обнаруживая свою риторическую природу, эти формулировки проблематизируют и собственный институционный статус, порой разрушая всякие основания собственного существования. Натыкаясь на систематические дискурсивные ограничения, идеологический серфинг в конечном счете приводит к приостановке работы своей политико-риторической инфраструктуры. Эта забастовка языка начинается с одновременным обнаружением эстетического потенциала на руинах коммуникативного.

11716106_923291311055220_322068536_n

IMG2272

IMG2276

11713449_923711721013179_644125613_n

IMG2279

IMG2278

 Участие в выставках:
  • «Город и эмоции» (Hybernská, Прага, 2017)